Домой RSS лента сайта


А маленькие люди без оружия – не люди

Категория: Прочее, Камбоджа | автор: navaja | 28-02-2010, 01:12


КАМБОДЖИЙСКИЙ АТТРАКЦИОН «ПОЧУВСТВУЙ СЕБЯ РЭМБО»


Эбен Штрус,
банковский служащий

Я стоял в тени автобуса и наблюдал, как струйка моей мочи, ударяясь об иссушенную, грязную дорогу, попадала на шины, а затем медленно стекала каплями соли и пыли. Мне было интересно, заметит ли это водитель автобуса, но ему было абсолютно наплевать. В Камбодже самый высокий процент неисследованных земель, а оружия здесь больше, чем в любой другой стране мира. Именно поэтому гостям этой страны категорически не рекомендуется отходить далеко от главных дорог, так что я решил держаться поближе к автобусу.

Я провел на севере Камбоджи неделю, исследуя древние храмы Ангкора, столицы кхмерской империи, процветавшей здесь с девятого по тринадцатый века нашей эры. Остатки более чем тысячи храмов разбросаны в сердце джунглей и среди фермерских земель к северу от городка Сием Рип. Эти строения дают наглядное представление о том, каким когда-то был самый большой древний город в мире. Мое культурное путешествие заканчивалось утомительно долгой поездкой на автобусе к югу от столицы Камбоджи, города Пномпень. Единственным положительным моментом в моих шестичасовых мучениях было то, что у меня еще оставалась вода, когда мы оказались в пустынной местности. Я и другие туристы обливались потом, сидя под палящим солнцем на обочине дороги в перерывах между попытками завести автобус «с толкача». Мы изучали пиратские ксерокопии классических романов и книг о путешествиях. Мы играли в магнитные нарды и состязались в крестики-нолики, как в далеком детстве, рисуя палочкой на пыльной земле. Периодически мы поглядывали на водителя автобуса, замотанного в башлык, ковыряющегося в двигателе и матерящегося на родном кхмерском, мне даже пришлось, из чувства сострадания, пожертвовать немного воды для радиатора. Я не автомеханик, но когда я увидел, что при попытке наполнить систему охлаждения на землю вытекает целый ручеек, мне сразу стало ясно, что мы здесь застряли надолго.

Примерно каждые десять минут мимо нас, оставляя за собой облако пыли, неторопливо проезжали небольшие процессии любопытных граждан: торговец, рабочие-иммигранты на самодельных тракторах, семейство из четырех человек, уместившееся на ветхом китайском мопеде, ржавый грузовик с дизельным мотором, загруженный фермерами, которые, судя по всему, ехали на разминирование полей. Мы столь же любопытно посматривали на участников этого разношерстного «движняка». Большинство проезжавших застенчиво махали рукой, словно говоря нам «добро пожаловать». Но истинное значение этого жеста мы поняли, когда наши ответные приветствия вызвали смущенные улыбки и хихиканье, судя по всему, что местные жители были смущены и удивлены такими необычными визитерами.

Прошло уже около двух часов, когда мы увидели машину, подъезжавшую к нам с той стороны, откуда мы приехали. Она двигалась намного быстрее, чем любой транспорт, который мы до этого видели, отчаянно петляя и временами подпрыгивая на самых высоких дорожных буграх. Автомобиль поравнялся с нами и промчался мимо в неимоверном вихре пыли, совсем как мультяшный Тасманский Дьявол. Проехав еще примерно двадцать метров, легковушка резко затормозила и вошла в опасный занос, перед тем как остановиться. Затем колеса машины завертелись в обратную сторону, она яростно пролетела через собственное облако дыма и с диким визгом стала возле того места, где находились мы.

Старый автомобиль был жутко помят, весь в ржавчине, и его покрывал такой слой грязи, что невозможно было не только что-либо рассмотреть сквозь стекла, но даже примерно определить его «родной» цвет. Я вглядывался в постепенно оседающую пыль и тут заметил, что ближайшее к нам стекло медленно опускается. Вдруг из окна показалось лицо молодого ухмыляющегося кхмера, который коротко произнес: «Такси?». Мы обменялись недоверчивыми взглядами с остальными пассажирами автобуса. Никто не проронил ни слова. Таксист обвел взглядом попавших в переделку иностранцев и пригласительным жестом указал на свою машину. На его лице было написано забавное недоумение. «Такси!» – еще раз громко, но вежливо сказал молодой человек. Никто даже не пошевелился. Я стал взвешивать возможные варианты и попытался вспомнить, было ли в моем путеводителе по Камбодже упоминание о таксистах-убийцах или похитителях людей. Я устал, мне было жарко и беспокойно, и я начал соображать, сколько времени пройдет до того, как появится следующий автобус. «Такси!» – в третий раз поманил водитель, любовно хлопая ладонью по внешней стороне двери. Я поколебался еще минуту и затем медленно поднялся на ноги, взваливая свой рюкзак на плечо. Мои соседи по автобусу во всю таращились на меня глазами, полными неподдельного удивления. Я размышлял о правильности своего поступка, в то время как таксист ободряюще махал мне рукой. Я повернулся к водителю автобуса, который просто пожал плечами, как будто говорил: «Это твое личное дело, приятель». Я пожал плечами в ответ и забрался в машину.

Мы неслись по страшной доисторической дороге на огромной скорости. Я поражался, как машина еще не развалилась при таком обращении. Водитель крутил баранку с потрясающим мастерством, постоянно объезжая камни и ямы на дороге. Шнурки на моих туристических ботинках точно бы развязались, если бы я не затянул их на два узла. Я был одновременно восхищен и до смерти перепуган. Прошло около двадцати минут, пока я не сказал, что мне нужно в Пномпень. Водитель так активно закивал в зеркало заднего вида, как будто других возможных вариантов просто не существует. Я тихо сидел, вцепившись в дверную ручку и пристально глядя в окно.

Спустя еще примерно тридцать минут водитель повернулся ко мне и сказал: «Пистолеты. Вам нравится?» Я был ошарашен. «Вам нравятся пистолеты? Я возьму вас стрелять пистолеты. Вы стреляете пистолеты. Много пистолетов». Я осторожно ответил: «Мне эээ… не очень надо стрелять из пистолетов. Я только хочу попасть в …» Он перебил: «Вы американец, да?» Я ответил, колеблясь: «Да, но…». «Все американцы любят пистолеты», отрезал он, «вы любите. Нет проблем». Я ответил: «Да, это круто, но я в самом деле не…» Водитель вдруг неожиданно вдавил педаль тормоза в пол, отправив машину в занос, пока она не остановилась посреди дороги. Затем он повернулся ко мне с выражением настойчивой искренности и сказал: «Все хорошо. Я хороший друг. Вы стрелять пистолеты. Очень хорошие пистолеты. Нет проблем. Вам нравится». Потом резко вернул свое туловище в обычное для водителя положение, и наша машина рванула с места, оставляя позади клубящееся облако пыли в лучших традициях Тасманского дьявола.

Примерно через сорок пять минут мы свернули с главной дороги на куда более плохую, проселочную. Нам пришлось значительно снизить скорость, чтобы вовремя объезжать ямы и ухабы на нашем пути. Мы проезжали мимо деревень, «жилой фонд» которых состоял из примитивных хижин и глиняных домиков. Они все были коричневого цвета и вымазаны грязью, слой которой медленно увеличивался с каждым проезжающим мимо автомобилем.

Обстановка вокруг была весьма прозаическая. Несколько худощавых энергичных мужчин в конических шапках работали на рисовом поле. Женщины носили на плечах деревянные ведра с водой. Небольшие группы селян прятались от солнца под навесами, сделанными из пальмовых листьев. Камбоджа – самая бедная страна в Юго-Восточной Азии, и все то, что я видел по обеим сторонам от дороги, полностью соответствовало описаниям нищеты, которые иногда печатают в «Нью-Йорк Таймс», рассказывая о неблагополучных странах мира. На улицах деревни бродят стаи грязных бездомных собак, и дети голышом играют в пыли. Особенно бросается в глаза огромное количество людей с ампутированными конечностями – примерно четверо на тысячу камбоджийцев. Некоторые из них мастерски управляются с самодельными костылями. Другие, которым намного меньше повезло, волочат культи ног по дороге, используя только свои голые руки.

Деревни «образцовой» нищеты остались далеко позади. Мы проехали еще примерно полчаса, как вдруг окружающая обстановка резко изменилась. Мы двигались по бесконечной паутине проселочных дорог, огражденных с обеих сторон ржавой колючей проволокой. Я начал всерьез задумываться над тем, услышат ли обо мне еще когда-нибудь мои ближайшие родственники и друзья.

Наконец, мы подъехали к высокой, чисто вымытой хижине, которая напоминала деревенский туалет времен освоения Дикого Запада, только чуть побольше. Хижина стояла рядом с узкой проселочной дорогой, окруженная старыми самодельными баррикадами, какие можно увидеть на сельских российских таможнях. Мы зашли внутрь, и увидели там мужчину-кхмера среднего возраста, который сидел на табурете. Он был одет в потрепанную футболку и камуфляжные брюки. Мужчина медленно поднялся, обмахиваясь старой газетой, и вышел к машине. Водитель такси пробормотал несколько слов на кхмерском языке и подошел ко мне со спины. Охранник бросил на меня безразличный взгляд, медленно кивнул таксисту и вразвалочку вышел к баррикадам. Он навалился на край шлагбаума, подняв его конец ровно настолько, чтобы под ним могла протиснуться машина, и помахал нам, чтобы мы двигались дальше. Машина проехала около двух с половиной километров, до непривлекательного вида сооружений, построенных из шлакоблоков, рифленой стали и бамбука. Мы приблизились к парочке полуразвалившихся пикапов, припаркованных перед входом, и вышли из такси. Водитель положил руку мне на плечо, ободряюще улыбнулся и произнес: «Пора стрелять пистолеты».

А маленькие люди без оружия – не людиМне стало не по себе, когда нас поприветствовал беззубый кхмер, явно бывший солдат, который держал в руках винтовку М-16. На нем была американская футболка с изображением черепа и перекрещенных костей с надписью «Будь лучше всех, умри как все остальные». Я поздоровался настолько вежливо, насколько смог. Солдат смерил меня взглядом, а затем кивнул на впечатляющую коллекцию оружия, развешанную на маленьких деревянных штырях, вбитых в бамбуковую стену. Там был потрясающий ассортимент: мелкокалиберные пистолеты, охотничьи винтовки, дробовики и устрашающего вида автоматические пулеметы. Несмотря на то, что мои познания в оружейном деле весьма скромны, мне удалось определить, что передо мной немецкий «Люггер», «Кольт» сорок пятого калибра, автомат УЗИ, несколько М-16 и даже нечто, похожее на пистолет-пулемет Томпсона, с таким арсеналом можно было бы отснять полнометражный гангстерский фильм. В процессе осмотра арсенала я изо всех сил пытался выглядеть подкованным знатоком, с таким видом я обычно выбираю новинки музыки в магазине аудиозаписей. Но, если быть честным, я был напуган до смерти, и отдал бы все что угодно, чтобы снова оказаться на обочине дороги рядом с неисправным автобусом.

Мое состояние довольно быстро изменилось, когда я разрядил в стену целый магазин из АК-47. Увидев, на что он способен, я с трудом удерживал слюну. Я снова был ребенком, главным героем моего собственного фильма про войну. Заветная мечта моего детства сбылась. Мне хотелось разнести все вокруг, «надрать всем задницы», выражаясь голливудским штампом. Я был вооружен до зубов и опасен. Конечно, остатки страха еще жили во мне, когда я опустил дымящийся автомат, но их затмило веселье и адреналин.

Было заметно, что кхмерский «военспец» уже не раз имел дело с такими же, как, я. Торговец чувствовал мое жалкое юношеское восхищение и полное отсутствие силы воли. Он подошел и вручил мне ламинированный лист с внушительным перечнем пистолетов, дробовиков и автоматов. Спросил, из чего бы я хотел еще пострелять. Прайс-лист оружейной лавки?! Черт возьми, я не мог поверить своим глазам! Я жадно изучал список, как толстяк изучает меню в буфете. Самому решать проблему выбора мне не очень хотелось, поэтому пришлось обратиться к специалисту. Смелость пришла ко мне сама собой, я поднял глаза на солдата и спросил, есть ли у него что-нибудь покруче. На его лице появилась садистская ухмылка, он отшвырнул меню и достал несколько экземпляров по-настоящему «тяжелой артиллерии».

Принять решение было непросто, но я быстро определился и решил пострелять из российского бронебойного пулемета К-57. Оружием такого рода оснащают вертолеты, а по размеру он такой же, как американский М-60, который Сталлоне носил на плече в фильме «Рэмбо». Кхмерскому солдату ничего не стоило уговорить меня купить 150 патронов к нему. Для того чтобы принести их, потребовалось двое парней. Восьмисантиметровые гильзы с каждым выстрелом сыпались из пулемета, вспыхивая огнем, усеивая землю вокруг меня металлическим градом. Ощущения были такие, словно я держу в руках пневматический отбойный молоток, только грохота было еще больше. Но я все же мог слышать дьявольский смех таксиста, стоявшего за моей спиной, похлопывавшего меня по плечу и одобрительно что-то выкрикивавшего, пока я стрелял. К тому моменту, как у меня закончились патроны, я взмок до нитки и получил несколько ожогов на предплечьях. Надеюсь, от них останутся шрамы.

Еще до того, как пулемет перестал дымиться, солдат снова сунул мне зловещее меню и ткнул в середину списка: «Б-40, гранатомет». У меня не было слов. Я уже потратил 30 долларов на АК-47 и 150 на К-57 (доллар за патрон). Б-40 обошелся бы мне еще в 250 долларов, а солдат сказал, что мне еще надо будет сорок пять минут ехать в его грузовике до безопасного места в горах, чтобы пострелять. Мой недельный бюджет уже подходил к концу, и мне совсем не хотелось залезать в грузовик к этому парню. Но речь шла о базуке, все мои друзья обзавидовались бы и полопались от зависти. Пока я колебался, солдат с безжалостной улыбкой сообщил, что еще за сто баксов он бросит в воду чучело, которое будет моей мишенью. Осмыслив еще раз возможность переплюнуть всех киногероев нынешнего губернатора Калифорнии, я решил, что со стрельбой пора закругляться.

Я уже был возле такси, когда другой бывший кхмерский солдат подошел ко мне с болтающейся на его указательном пальце ручной гранатой (пожалуй, не самый безопасный способ носить оружие этого вида). Я остановился, немного шокированный, глядя на смертоносную «игрушку». Таксист похлопал меня по спине, улыбнулся и медленно одобрительно кивнул. «Уже чересчур, но что такое лишние двадцать долларов», – подумал я и пошел через проемы в заграждениях из колючей проволоки за двумя солдатами, а таксист плелся сзади.

Мы прошли примерно половину километра по бесплодному пыльному полю, пока не достигли маленького грязного пруда. Обучение метанию гранат заняло примерно пятнадцать секунд. Один из солдат поднял камень, положил его в мою руку и сделал бросательное движение в сторону воды. Я добросил камень до середины пруда, и он одобрительно похлопал меня по плечу. Потом он надел кевларовый шлем, дал мне гранату и отступил на шаг назад. По понятным причинам я был шокирован тем, что стою посреди Камбоджи, держа в руке гранату, не имея при этом ни малейшей военной подготовки. Я поколебался секунду и затем показал пальцем на шлем солдата, а затем на свою бейсболку. На ломаном английском солдат убедил меня в том, что в кевларовом шлеме слишком жарко, и я намного лучше буду чувствовать себя в своей кепке. Так что я попозировал немного таксисту, который исполнял роль моего личного фотографа, выдернул чеку и швырнул гранату в пруд. Мы стояли в каких-то двадцати метрах от того места, где она приземлилась. Таксист попятился за спину второго солдата, но мой друг в шлеме стоял на месте. Он спокойно подавал руками знаки, что нет необходимости бежать. Я до сих пор жалею, что на мне были не кроссовки Адидас, а туристические ботинки. Граната взорвалась, и половина пруда превратилась в грибовидное облако из воды. В заключение хочу заметить, что было довольно холодно.

Я тихо сидел в такси, наблюдая в окно, пока мы медленно отъехали от высокой хижины, миновали нищие деревеньки и вернулись на главную дорогу. Физически я был истощен, но мой мозг лихорадочно работал. Каким образом путешествие в Ангкор Ват превратилось в стрельбу из боевого оружия? Я объехал полмира, исследуя древние культуры, и, в конце концов, оказался на оружейном складе, черт возьми. Как именно получаются такие вещи? Я даже не был скаутом в детстве, а тут мне пришлось выдергивать чеку из гранаты. Что ж, оригинальное занятие для банковского работника в отпуске.

«Завтра утром, десять часов», – пробормотал таксист. «Что, простите?» – переспросил я. Водитель повернулся ко мне. «Я забрать вас завтра в десять часов из отеля. Мы ехать обратно». Я был в недоумении. «Обратно? Зачем?» Он широко улыбнулся. «Гранатомет Б-40». Мне понадобилась секунда, чтобы осмыслить то, что он сказал. Я задумчиво посмотрел на него и глубоко безнадежно вздохнул: «Лучше в одиннадцать».



См. также:
Камбоджийская глухомань

Недавно опубликованные статьи


_____________________________________
Перевод с английского       Л. Агошковой

© Копировать материалы с сайта строго ЗАПРЕЩЕНО!





Ключевые теги:

уникальное, впечатления


Похожие материалы:

  • На Востоке всем интересно, как это делают на Западе – часть 1
  • Забытый остров Мозамбик – часть 4
  • Забытый остров Мозамбик – часть 1


  • Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.




    Веб-студия «РА-СОЛО»: разработка сайтов любой сложности
    Пляжи Морские путешествия Древности и экзотика Дайвинг Перелеты Водные аттракционы Походы Экстремальные развлечения И многое другое...